noi_albinoi (noi_albinoi) wrote,
noi_albinoi
noi_albinoi

Categories:

Yaman Tau NY <3

Наша новогодне-зимняя экстра к вашему вниманию наконец-то готова и, смею заметить, почти вовремя. Зимней она остается в силу того, что зима все еще с нами и уходить никуда не собирается, ура! А что касается новогодности, то тут тоже все хорошо. В конце концов, Новый Год это такой праздник, с которым едва ли можно переборщить – такое наше мнение. И что мешает нам сделать вам еще один маленький Новый Год в стиле Яман Тау? Например, ровно ничего (даже совесть, которая по идее должна бы нас загрызть за то, что вы от радости напьетесь или хотя бы стопочку хряпните, дудочку дуните, феников лопните, чего там)!
Вообщем - погнали!

Как известно, подарки на Новый Год получают только хорошие дети, а плохие получают несколько килограмм пиздюлей и мешочек углей в придачу. Пиздюли раздаются для профилактики хорошоведения, а угли - для устрашения, как предсказание счастливого будущего ребенка в горящих недрах Ада, если он продолжит быть таким плохим человеческим существом.
К счастью, многие в мире, где сила природы по имени Некто в Сером свободно шастает по земле, не придерживаются такой суровой политики.
Потому что злые дети - это почти всегда несчастные маленькие чудовища, которым в свое время перепало слишком много углей и пиздюлей. Так много, что они совсем разучились быть любимыми.


Яман прятался с самого раннего утра. Монастырь, подбадривая мизантропию Ямана, с самого раннего утра стоял на ушах.
"Последний день года!" - визжал и хихикал Монастырь на три сотни голосов. Голоса были все сплошь девичьи и писклявые, потому что единственный, кроме Ямана, мужчина Монастыря предпочитал притворяться немым. В последний день года он притворялся особенно немым, так как опасность получить черепно-мозговую травму от празднично-сумасшедшей девы возрастала пропорционально тому, как время клонилось к вечеру, а год – к концу.
Еще утром Гурт Росса, не привыкший пользоваться календарем, спокойно пил кофе на кухне своего дома-мастерской, когда его четырнадцатилетняя дочь Ульяна влетела с улицы, чуть не вышибив дверь, и щедро плюнула в сонного папу страшными проклятьями:
- Да покоится тебе вечность во мраке, да не озарит тебя никогда десница Светлейшего! Эгоист! Сволочь! Задница! Темнушка! Козел!
На время наступила тишина, разбавленная натужным мычанием. Ульяна пыталась придумать еще что-нибудь оскорбительное, но не смогла и только выдавила тихое:
- Вонючка.
И обиженно закрыла входную дверь, стараясь не подавать вида, что петли от богатырского удара ногой все-таки погнулись.

Причина бешенства младшей Росса как раз в этот момент удирала от группы Средних Сестер по саду. Причину звали Яман, он был единственным мальчиком во всем Монастыре, хоть и считал, что является единственным мальчиком вообще во всем мире. Возможно, считал он так потому, что не знал другого мира, кроме Монастыря. Сегодня этот мир был к нему особенно жесток. Мир протягивался сотнями рук, взирал сотнями расширенных от восторга глаз, кричат сотнями ртов:
- Последний день года! Давай играть! Давай веселиться! Давай дружить!
Яман помнил, как раньше все эти глаза безразлично проскальзывали по пространству, занятому им, как эти руки отвешивали ему подзатыльники и загоняли в темные углы, как эти рты презрительно кривились, заметив его. «Кто это?» «Никто». Тогда он решил, что никогда не позволит кому-либо любить себя, и сам никого и никогда не полюбит.
Яман зигзагами пересек заснеженный сад, сделал крюк, завернув следы в петлю, чтобы запутать преследователей, и проскользнул под решетку, отделяющую жилую часть Монастыря от промышленных блоков. В каморке Артура было чисто и тесно. Рыцарь сидел между комодом и дверью, слишком большой для этой халупы, величественный даже в растянутых штанах и накинутом на плечи свитере.
- Привет, - сказал Яман шепотом, и дотронулся до плеча рыцаря. Артур заурчал механизмами и через секунду открыл глаза. Они были такого же цвета, как пустое зимнее небо.
- Здравствуй, - кивнул рыцарь. – Как дела?
Программу приветствия заложила в него Уля, но Яман об этом не знал и принимал любезность Артура за чистую монету.
- Сегодня последний день года, - принялся рассказывать Яман. – И это *банный кошмар.
Он присел на колено рыцаря, достал из кармана платок и начал натирать броню, наблюдая за собственным отражением в блестящей поверхности артурова плеча.

...а Уля рыдала на груди у папы:
- А я ему ну давай идем там уже стол накрывают все дела а он такой нафигаааа вы мне сдались а я как я не знаю ну что это такое вот уроооооод!

...и папа, развесив сентиментальные сопли, пошел жаловаться настоятельнице Мирте:
- Я конечно это самое все могу понять... хрупкая детская психика! У меня у самого дочь малолетняя ну ты знаешь но вот это вот как расценивать я не понимаю и что с этим делать тоже ума не приложу и в общем… Ну Мирта!

...и их с Миртой разговор подслушали Старшие Сестры:
- Цикли, чем от тебя так воняет?
- Это ПАРФЮМ!
- Из дерьма мантикоры?
- Ох, а вот однажды мы с Сарой одну мантикору кааааак!..
- Тише вы!
- Да не волнуйся, вонь манкикорьего «парфюма» Цикли выдаст нас раньше, чем любые визги.
- Слышь, не, ну чо ты такая дерзкая сегодня?!
- А то Клея не всегда такая. Мики, скажи, всегда ведь Клея такая?
- Мики спит.
- Стоя?
- Это ее суперспособность.
- Мы подслушиваем, а она спит.
- Последний день года. Можно. Кто-нибудь еще слушает, чего там в кабинете творится?
- Сара слушает.
- Ой, Сара, какая ты молодец, всегда ты такая молодец, и с той мантикорой тоже вот я помню!..
- Они говорят о Ямане.
- Яман? Не знаю такой Сестры.
- Потому что это не Сестра, а мальчик.
- Кошмар и мрак. Мало того, что это мальчик в монастыре, так о нем еще и говорят вслух.
- Ходят слухи, что теперь так можно.
- Правда?
- Говорят, теперь с ним можно даже дружить.
- Ого.
- Ух ты! Надо срочно! Немедленно! Где он?!
- …только он дружить ни с кем не хочет.
- Ничего страшного! Главное узнать, где он!
- Вот всегда мне в тебе, Пэппи, нравилась эта способность приходить на помощь ближнему, даже если он всеми копытами отбивается.
- …и громкий голос.
- Опа, Мики проснулась. Привет, Мики. А мы идем начинать дружить с мальчиком, который Яман.
- Только он этого очень не хочет.
- Оно и ясно. Загоняли пацана.
- Так давай разгоним обратно.
- Без проблем.
- Ну, значит, идем?
- Идем.
- Не все сразу! Раздавите!
- Кого?
- Например, меня.
- А ты кто?
- Хочешь, дам в дышло и сразу узнаешь?
- Не очень. Давайте на раз-два-три разойдемся.
- Давайте. Раз!
- Два!

...и на счет три Мирта открыла дверь кабинета и пять Старших Дев и шестая, вовсе не дева, а очень даже юная Ульяна Росса, не успев разбежаться, потому что стояли слишком кучно и сцепились пряжками плащей, роками, ногами, волосами и чем только еще (загадка), взяли и упали неаккуратной кучкой прямо у настоятельницы на пороге.

...и спустя час изощренных лекций о приличном для Дев поведении все они вместе принялись (под командованием госпожи Мирты, которой статус и ревматизм не позволяли ползать по полу) рисовать пентаграмму для вызова Бога, потому что привычными проклятьями Некто в Сером в праздничный день вызываться не захотел. Наверное, был очень занят. Раздавал угли и пряники, может быть.
Вместо Духа из пентаграммы появилась белая голубка, которая сказала:
- За час до полуночи!
И взорвалась сотней восхитительных маленьких леденцов.

В это время Яман почувствовал, что у него немного побаливает голова. Он не подозревал о том, что сотни Дев и обслуживающий персонал Монастыря весь Последний День Года только тем и занимались, что жаловались друг другу и всемогущего богу Некто в Сером на вредного мальчика, который никак не разрешает с собой дружить.

автор: noi_albinoi 
художник: meissdes 
читать слева направо

---

---

---

---

---

---

---

---

---

---

---

---
P.S. Господа хорошие! Если среди вас есть владеющие английским языком и имеющие желание помочь нам с переводом этой экстры, то маякните, пожалуйста, в личку авторам или в комментарии. Будем вам сердечно благодарны, поцелуем пальчики, все дела.
 
Subscribe

  • (no subject)

    Дорогая редакция. Пишем вам из окопа. Простите, что лежа – сил подняться уже нет. Хотя где-то там меж трупов наших нервных клеток что-то все…

  • (no subject)

    учавствуем в БУМ-фесте 2011 тема этого года - ГРАНИЦЫ. рисунок: meissdes история: noi_albinoi "Где нет границ -…

  • (no subject)

    Завлекательная картинка на стенд для выставки КомМиссии готова, браво meissdes :) Красота для скромного любования отдельно пожалуйста…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments